Последние комментарии

  • Алекс Иванов
    Зря все же Говорухин сделал из деда фронтовика, который снайпером прошел всю Великую Отечественную Войну. В повести и...Почему фильм «Ворошиловский стрелок» хотели запретить
  • Александр Жеребцов
    "раньше население нужно для армейского пушечного мяса " - давай и тебя туда отправим, в МЯСО! Согласен?Росстат сообщил о рекордной за 11 лет естественной убыли населения
  • Александр
    <i>Комментарий скрыт</i>Росстат сообщил о рекордной за 11 лет естественной убыли населения

Когда я начал читать «Архипелаг» в 1979 г., то прежде всего был поражен, изумлен, ошарашен...

"...Когда я начал читать «Архипелаг» в 1979 г., то прежде всего был поражен, изумлен, ошарашен элементарной безграмотностью текста, обилием примитивного орфографического вздора. Тот, кто видел это сочинение в издании «Советского писателя» 1989 г. тиражом в 100 тыс. или то, что в 2007 г. вышло в Екатеринбурге тиражом уже в 4 тыс.

(за 18 лет падение в 25 раз), может мне не поверить: ведь там по крайней мере с орфографией вроде все в порядке. Действительно. А дело в том, что в 1989 г. у нас во всех редакциях существовали многочисленные редакторы, бюро проверки, наконец, корректоры. Только благодаря этому сочинение Солженицына и вышло у нас в грамматически пристойном виде, за одно это ему следовало бы благодарить Советскую власть, а не брехать о ней.

Но издание, которое я приобрел во Франкфурте, вышло в Париже в таком зачуханном виде, где по скаредности хозяина или директора издательства «ИМКА-Пресс» Никиты Струве нет ни редакторов, ни корректоров — ведь им надо платить! Там книги выходили в таком виде, в каком автор представил рукопись, т. е. тут он голенький, без обработки, правки и прикрас. Что ж, это имеет свои достоинства с точки зрения подлинного знания об авторе.

Пойдемте прогуляемся по тексту «Архипелага». Я сразу — чуть не в обморок, когда прочел вместо «ас» (летчик) — «асС»… И далее: «нивелЛировать… балЛюстрада… агГломерат… мусСаватист… карРикатура и даже — анНальное отверстие…» Придя в себя, я подумал, что ж, это все-таки слова иностранного происхождения, не будем строги. Но с другой стороны, ведь автор имел высшее образование, окончил Ростовский университет, был там сталинским стипендиатом, да еще — два курса знаменитого московского Института истории, философии и литературы (ИФЛИ). Как же так?

Но вот ещё: «военная кОмпания… РККА обладало… прЕуменьшено» (1, 439). Ну, первое словцо опять иностранного роду-племени, второе — аббревиатура, тоже случай непростой, да и с этими «пре-» и «при-» многие путаются. Но имеет ли на это право нобелевский лауреат?

Однако же вот слова исконно, кондово русские, но и тут такая же достослезная картина, и мое изумление подскочило еще выше. Судите сами. Вместо «навзничь» автор пишет «ничком» и наоборот. Или: «западозрЕть… женщина в шелковом платьИ… мы у них в презреньИ… рассказ об одном воскресеньИ… при многолюдьИ… на мелководьИ… в ПоволжьИ… в ЗаполярьИ…» Опять однотипная неграмотность!.. Или: «вещи бросаются в тут же стоящИю бочку… Маркелов стал нЕ много, нЕ мало председателем месткома…» Но если все это были ошибки, так сказать, вполне «доступные» русскому человеку, то вот уж нечто вовсе запредельное: «восСпоминания» и даже — «подписСи» (2, 475)… Нет, так не мог написать русский человек, это что-то заморское. А разве может русский человек, русский писатель написать «дети околевали». Как о щенках!"©

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх