Румынским солдатам Вермахта, погибшим в боях с Красной Армией, торжественно установили памятник в Молдавии

«Страна не в ладу с собой». Как живет русофобия в Молдове


«Страна не в ладу с собой». Как живет русофобия в Молдове

Постоянный автор портала RTA Дорин Мокану отмечает, что Молдова так и не научилась трезво оценивать свою историю. Автор считает катастрофической ситуацию, при которой жители самой бедной страны Европы не объединены идеей светлого будущего, а ищут виноватых в событиях давно минувшего времени.

Когда кто-то утверждает, что на долю молдавского народа выпала сложная, тяжелая и кровопролитная история — он абсолютно прав. Непростой историей могут «похвастать» все страны Восточной Европы.

Однако не менее сложное и проблемное прошлое есть у Германии, Австрии и Японии: но в этих странах, в отличие от Молдовы, отношение к событиям прошлого не грозит расколоть страну.

А в Молдове этот риск самый настоящий.

Как показывает опыт современности, сложная история в отдельных постсоветских государствах является одним из главных факторов раскола в обществе и неизбежно ставит под вопрос целостность этих стран. И Республика Молдова как раз являет собой пример раздробленного и разобщенного государства с сильными сепаратистскими тенденциями. По мнению некоторых экспертов, разделение в молдавском обществе достигло таких пределов, когда единственное, что объединяет всех граждан Молдовы — это совместная жизнь на одной территории. Важная причина такого положения вещей кроется в отсутствии единого понимания судьбоносных для молдавского государства страниц истории.

К примеру, не первым, но показательным примером стала ситуация, в которую попал глава МИДЕИ Нику Попеску. Назвав события 1992 года «гражданской войной», молдавский дипломат буквально всколыхнул молдавское общество: в результате все увидели, как глубоко и бескомпромиссно разделено молдавское общество в оценке даже таких, относительно недавних событий.

В этом смысле заявления или дальнейшие шаги господина Попеску, на самом деле, не так важны. Главное сейчас другое: нужно понять и осознать, насколько вообще Республика Молдова и ее граждане готовы отказаться от агрессии в адрес буквально «ближних своих», а значит, и к политическому урегулированию приднестровского конфликта? Вряд ли хоть на самую малость, раз не могут избавиться от призраков русофобии, вечной привычки выяснять, «кто с кем воевал» и клеймить позором несогласных и угрожать расправой всем, кто «не с нами».

Если в целом говорить об отношении Молдовы к современной России, то именно в молдавском исполнении русофобия всегда выглядела наиболее нелепой и противоестественной, в особенности на фоне соседней Украины и стран Прибалтики. В начале 90-х казалось, что этой шовинизму и национальной вражде в молдавском обществе следовало кануть в лету после предельно отрезвляющих событий 1992 года. Однако на практике идеи сакральной вины России в нынешнем плачевном состоянии молдавской государственности живы и комфортно произрастают даже при «компромиссном» и «не-геополитическом» правительстве Майи Санду и Игоря Додона.

6 июля в Молдове прошли траурные мероприятия по случаю «Дня памяти жертв сталинских репрессий», а по всей стране был объявлен общенациональный траур. Поминальные мероприятия в Бельцах омрачились конфликтом между священнослужителями Молдавской митрополии Русской православной церкви и представителями Ассоциации жертв политических репрессий, пожелавших провести молебен со священниками Бессарабской митрополии Румынской православной церкви. У значительной части молдавского общества, в том числе у жертв тех самых депортаций, есть четко выстроенная ассоциативная связь между Сталиным, Москвой и Русской православной церковью. И эта связь — классический пример того, как из обрывков ассоциаций и заблуждений и прорастает ненависть к другим странам и народом.

Тема депортаций из Бессарабии является чуть ли не главным индикатором расслоения в обществе. Трагические события того периода наиболее чувствительны для прорумынского сегмента молдавского общества, так как предки этих людей были ключевыми функционерами в Бессарабии при румынской администрации до 1940 года. А вот представители иных национальных групп мало понимают трагизм, с которым современные молдавские элиты переживают этот исторический период. Для того же Приднестровья, находившегося до 1940 года в состоянии автономной республики, вопрос депортаций вообще не актуален, поскольку этот регион ни одна из волн бессарабских репрессий не затронула.

Самый же принципиальный для Молдовы вопрос — это отношение к событиям 1941-1945 гг. Восприятие Великой Отечественной войны на постсоветском пространстве давно стало элементом идеологической системы распознавания «свой-чужой». До сих пор «общепринятые» взгляды на Великую Отечественную войну в Молдове удерживают свои позиции, однако другая часть общества, чьи предки прошли через горнило репрессий и принимали участие в военных событиях на стороне Королевской Румынии, все чаще заявляют о себе и активно продвигают альтернативный взгляд на историю.

Широкую огласку получил случай в селе Стойканы Сорокского района Молдовы, где 2 июля с румынским флагом и гимном на фоне открыли памятник 78 солдатам Румынии, погибшим в 1941 году. Надпись на монументе гласит:

«Здесь на румынской земле Стойканы погребены румынские воины, которые перешли Прут в 1941 году, чтобы освободить Бессарабию от советского вторжения. Сии 78 солдат, что покоятся вечным сном на этом кладбище, пролили кровь за мир, свободу и национальные ценности наших потомков. Вечная память».

Нужно понимать, что тема сталинских репрессий чуть менее провокационная для Москвы, где отношение к личности и наследию Сталина неоднозначное. Впрочем, и на эту проблему Кремль глаза не закрывает — чего только стоит актуальная в первую Оранжевую революцию в Киеве тема Голодомора или масштабный процесс декоммунизации в современной Украине.

Другое дело сюжеты вокруг Великой Отечественной войны — здесь Москва презирает любые сторонние точки зрения и в конечном счете квалифицирует их как русофобию. Поэтому открытие памятника румынам-освободителям образца 1941 года в Кремле справедливо оценили как акт русофобии: именно в таком виде это событие ляжет в отчеты спецслужб и дипломатов. И вероятнее всего, ничем хорошим эта «история» для Молдовы не обернется.

Как ни странно, нынешний «мораторий» на геополитику играет с Кишиневом злую шутку: такие события и шаги никто не осуждает, и даже пророссийская Партия социалистов, в былые годы жестко критиковавшая унионизм и выступавшая с промолдавских позиций, молчит. В итоге проблема перерастает в уже традиционное игнорирование и осознанное нежелание государства дать молдавскому обществу четкое понимание и конкретную версию того, что значат тот те или иные периоды истории. Страна не в ладу сама с собой, и это ведет лишь к тому, что все ответы поступают «извне». Оттуда, где в папках копятся свидетельства молдавской русофобии и там, где благосклонно коллекционируют прорумынские акции Кишинева.

Рано или поздно такая ситуация это может окончательно и бесповоротно разорвать нынешнее сообщество людей, живущих на молдавской территории, на два лагеря. И тогда сегодняшняя ненависть к Сталину, Королевской Румынии, российским солдатам в Приднестровье, «тираспольским сепаратистам» и «натовским оккупантам» перерастет в конкретную ненависть к ближнему своему.

Источник ➝

КОЛЧАКОБЛУДИЕ

Упорные попытки навязать нам адмирала Колчака в качестве "загубленной альтернативы" и романтического героя напоминают попытки навязать украинцам в качестве героя и альтернативы Бандеру.

Мы удивляемся: как могли небратья променять былинных героев Ковпака, Рыбалко на жалких неудачников Бандеру и Шухевича. А мы чем лучше? Нам фильмы снимают про неудачника Колчака. И немало людей действительно считают, что сей "романтический персонаж" был бы классным Верховным правителем всея России.

На снимках - отлитые в бронзе Колчак и Шухевич.

Оба в жизни были довольно невзрачными личностями. А в глянце вон какие получились. Шухевич получше смотрится. Более удачного изваяния Колчака я не нашел. В бронзе он выглядит настороженным, насупленным хорьком - как реально выглядел в годы Гражданской.

Опыт небратьев показывает: самый верный способ угробить народ - подсунуть ему неудачника в качестве кумира.

Колчак был лично храбр, бескорыстен. Наверное, искренне любил Родину. Другие скажут, что он был небольшого ума, бесхарактерным, некомпетентным, и что режим у него получился свирепым. Но речь ведь не о том. Жестокий правитель вполне способен принести пользу своему Отечеству и остаться в памяти народной национальным героем. Нам важно, что Колчак являлся неудачником, более того, рекордсменом среди неудачников.

Таких лузеров в истории придется еще поискать! Мало того, что он за год, имея на руках шикарные козыри, полностью обанкротился и как военачальник, и как гражданский руководитель. Он еще и в плен к врагам попал! Даже застрелиться перед пленением не догадался. Это уж совсем большая редкость. В Древнем Риме таких "правителей" в клетках везли во время триумфов. С Колчаком еще пристойно поступили - просто расстреляли, могли бы вымазать в дерьме и перьях и по деревням провезти, где в него бы все плевали. Неудачники Деникин. Врангель куда легче отделались. А этот попал буквально во все капканы, которые стояли на его пути. Его все бросили. У Гитлера в бункере было больше сторонников, чем у Колчака перед его пленением.

Ах, как жаль, что Александр Васильевич Колчак не стал Верховным правителем России! Эту песенку для слабоумных поют на федеральных каналах РосТВ. Колчакобесие на марше. Не вижу, чем это затмение умов принципиально отличается от бандеробесия.

Сергей Кредов

«Пусть он мне это в глаза скажет». Якубович ответил сенатору, пристыдившему его за жалобы на пенсию

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх