Почему в России нет идеологии? И когда появится?


Вопрос острый и конфликтный. Мы с коллегами обсуждали его многократно, писали о нём и всегда приходили к разным выводам. Но давайте представим, что мы задали его человеку, отвечающему за всю внутреннюю политику и при этом человеку откровенному (помним, что его основная задача – сохранить управляемость системой, а не накормить всех семью хлебами – это задача других людей). Что бы он ответил? Вот что:

1) «Идеология в моём понимании это инструмент управления обществом. Инструмент мощный и потому опасный.
Опасный тем, что включив идеологию, я буду вынужден подчинить ей все процессы (или хотя бы убедительно изображать такое подчинение). Любое отклонение от заявленной мною же идеологии будет восприниматься обществом как предательство и обернётся против меня же в первую очередь. Но мы живём в нестабильном мире, где глобальные процессы ускоряются и требуют максимальной гибкости для выживания. В эту ловушку попал в своё время СССР, в этой ловушке находится сейчас либерализм, что сам и признаёт. Какую идеологию мне сейчас для вас выбрать, если мы находимся на сломе технологического уклада, и завтра наступит новый порядок, который поменяет, вообще, все наши прошлые взгляды на жизнь?

2) Хорошо, предположим, мы нашли идеологию, которая кажется нам полезной на данном переходном этапе. Как мы будем её внедрять? Любая попытка насаждения чего-то идеологического со стороны государства будет в данный момент воспринята обществом как ограничение его свободы, то есть репрессия. Что вызовет волну протеста, то есть потерю управляемости. Готово ли общество к возвращению госидеологии? Судя по тому, с каким наслаждением оно каждый день рубится друг с другом в социальных сетях по вопросам политики, не готово. Потому что эта увлекательная рубка с приходом идеологии, должна быть прекращена. И прекратить её должно государство, которое обязано защищать свою идеологию от конкурирующих. То есть опять репрессии. Вариант того, что мы сейчас придумаем такую идеологию, которая понравится всем и сразу – отметаем. Часть общества будет противиться просто из принципа («не нужно нам насаждать!»), часть из природной любви спорить с властью («мы здесь власть»), часть будет подкармливаться офигевшими от такого подарка иностранными спецслужбами («мы же говорили, что у них нет свободы слова!»).

3) Зачем, в принципе, мне сейчас нужно включать этот мощный инструмент, если общество управляется и меньшими силами? Напротив, стимулирование разности мнений, этих самых войн в комментариях надёжно защищает меня от консолидации общественного мнения против меня же. Пусть бьются в интернете друг с другом, не выходя на улицы – так сохраняется равновесие системы под моим присмотром.
4) Идеологию можно рассматривать и как инструмент мобилизации общества, весьма эффективный. Но на что мне мобилизовать общество? На войну? Её, к счастью, нет. На строительство БАМа? Но он строится и без того силами наёмных рабочих. На новые мегапрорывные проекты развития? Но они не требуют массовой рабочей силы, они требуют высококвалифицированные кадры, которые мобилизуются иначе.

5) Идеологию можно рассматривать и как инструмент продвижения интересов во внешнем мире. У нас есть такие интересы (хоть это и не моя работа). Коллеги говорят, что коммерческие интересы продвигаются без всякой идеологии, напротив, там, где мы работаем, нам нужна тишина, чтобы не привлекать лишний раз внимание наших геополитических оппонентов. Китаю удаётся проводить колоссальную экспансию без всякой идеологии.

6) При этом я не отрицаю вероятность введения идеологии в будущем, но это произойдёт а) при резкой смене обстоятельств, потере управляемости и необходимости включать мощные инструменты для её возвращения (выбирать будет не из чего); б) при появлении устойчивого общественного запроса на неё. Эти условия могут быть вызваны, например, войной или шоком от перехода в новый технологический уклад, когда людям потребуется идеологический фундамент, чтобы не сойти с ума в новом дивном мире. В иных случаях использование идеологии как инструмента является избыточным и опасным».

Я не был в голове у моего воображаемого собеседника, но я думаю, что ответы были бы примерно такими. Мне интересно чтобы вы ответили ему на это.
Источник ➝

КОЛЧАКОБЛУДИЕ

Упорные попытки навязать нам адмирала Колчака в качестве "загубленной альтернативы" и романтического героя напоминают попытки навязать украинцам в качестве героя и альтернативы Бандеру.

Мы удивляемся: как могли небратья променять былинных героев Ковпака, Рыбалко на жалких неудачников Бандеру и Шухевича. А мы чем лучше? Нам фильмы снимают про неудачника Колчака. И немало людей действительно считают, что сей "романтический персонаж" был бы классным Верховным правителем всея России.

На снимках - отлитые в бронзе Колчак и Шухевич.

Оба в жизни были довольно невзрачными личностями. А в глянце вон какие получились. Шухевич получше смотрится. Более удачного изваяния Колчака я не нашел. В бронзе он выглядит настороженным, насупленным хорьком - как реально выглядел в годы Гражданской.

Опыт небратьев показывает: самый верный способ угробить народ - подсунуть ему неудачника в качестве кумира.

Колчак был лично храбр, бескорыстен. Наверное, искренне любил Родину. Другие скажут, что он был небольшого ума, бесхарактерным, некомпетентным, и что режим у него получился свирепым. Но речь ведь не о том. Жестокий правитель вполне способен принести пользу своему Отечеству и остаться в памяти народной национальным героем. Нам важно, что Колчак являлся неудачником, более того, рекордсменом среди неудачников.

Таких лузеров в истории придется еще поискать! Мало того, что он за год, имея на руках шикарные козыри, полностью обанкротился и как военачальник, и как гражданский руководитель. Он еще и в плен к врагам попал! Даже застрелиться перед пленением не догадался. Это уж совсем большая редкость. В Древнем Риме таких "правителей" в клетках везли во время триумфов. С Колчаком еще пристойно поступили - просто расстреляли, могли бы вымазать в дерьме и перьях и по деревням провезти, где в него бы все плевали. Неудачники Деникин. Врангель куда легче отделались. А этот попал буквально во все капканы, которые стояли на его пути. Его все бросили. У Гитлера в бункере было больше сторонников, чем у Колчака перед его пленением.

Ах, как жаль, что Александр Васильевич Колчак не стал Верховным правителем России! Эту песенку для слабоумных поют на федеральных каналах РосТВ. Колчакобесие на марше. Не вижу, чем это затмение умов принципиально отличается от бандеробесия.

Сергей Кредов

«Пусть он мне это в глаза скажет». Якубович ответил сенатору, пристыдившему его за жалобы на пенсию

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх